Три года без сына, или диагноз чужого сердца.

http://camo-oborona.ru/tri-goda-bez-syna-ili-diagnoz-chuzhogo-serdca/

17.08.2012 10:17 | Отдел журналистских расследований

Любому человеку свойственно беспокойство за своих близких и тем более — за судьбу своих детей. Представить себе горе отца, отягощенное беспокойством за судьбу и участь своего ребенка нам не сложно, поскольку таких примером мы много видим вокруг себя.

Мы вынуждены констатировать факт: в настоящее время у нас разрушены не только промышленность и наука, у нас разрушена семья, сам ее институт. Мужчине некуда идти, ибо женщина не умеет и не может дать ему дом, женщине некуда деваться, она, может, и хотела быть верной-домовитой-уважающей, любящей, но она просто не знает, как же это, ибо у неё нет примера, окромя как товарно-денежных отношений. Итоги — развал семей, страдающие дети.

 

Государственные структуры при недоработках в нынешнем семейном законодательстве просто не могут помочь ребенку, который разлучен с одним из родителей, чаще всего с отцом. В практике обнаглевшие «разведенки» практически безнаказанно игнорируют не только нормы человеческой морали, но зачастую демонстративно плюют даже на решения суда.

А наше законодательство мало того,
что достаточно лояльно относится к неисполнению решения суда физическими лицами, но и очень часто, судя по результатам судебной и административной практики, дает неоправданное послабление преступницам и нарушительницам закона по гендерному признаку.

Недавно к нам в отдел журналистских расследований обратился Рамиль Михайлович Гизатулин.
Рамиль Михайлович показал нам судебное решение Кунцевского Межмуниципального Суда, определяющее порядок его общения с несовершеннолетним сыном Маратом Гизатулиным.
Не смотря на то, что по данному решению отец имеет полное право видеть сына ка минимум три раза в неделю, Рамиль Михайлович не видел своего единственного сына уже три года. Рамиль Михайлович исправно платит алименты, и готов обеспечивать ребенка дополнительно. Но это абсолютно никак не влияет на ситуацию.
Его бывшая жена демонстративно игнорирует все решения суда, не говоря уже о нормах морали и прямо нарушает права своего ребенка, который имеет полное право на общение со своим родным отцом и получение его воспитания. Вообще, в законе, в частности, в статье 5.35 КОАП РФ, данная формулировка достаточно размыта и говорит лишь о праве ребенка.

Отвлекаясь от проблем конкретного отца и анализируя законодательство, мы видим многие его недочеты в семейном праве и связанном с семейным, иными отраслями права.
На наш взгляд, законодатель абсолютно не учел тот факт, что находящийся часто в полном распоряжении неадекватно ведущего себя родителя, ребенок психологически настраивается им против отношений со вторым родителем. Противостоять психологическому (в том числе иногда и сопряженному с физическим насилием) давлению родителя зависящий от него ребенок зачастую просто не может. Очень часто этим занимаются именно матери, поскольку в РФ сложилась порочная на наш взгляд практика оставлять детей после развода именно с матерями фактически просто по гендерному признаку, часто без какого либо учета ситуации, приведшей к развалу конкретной семьи.
Если обратится к цифрам, то по статистике: в более чем 60% процентах случаев (по подсчетам участников общественных движений в защиту прав мужчин), — именно жены разрушали свои семьи.

Фактически, мужчина при разводе полностью лишается возможности отстоять права и интересы своего ребенка, с учетом того, что 92-98% судебных решений, об определении местожительства ребенка выносятся судами в пользу бывших жен, часто готовых манипулировать бывшим супругом через переданных в ее распоряжение детей. Судами абсолютно не учитываются нормы морали.
Ведь ни один ребенок не заказывал и не хотел развала своей семьи. По нормам морали, ведь тот, кто разрушает свою семью обманом, подлостью или неадекватным поведением, в первую очередь, наносит этим вред своим собственным детям.
Так на основании чего же детей зачастую оставляют в распоряжении именно того родителя, который своими действиями фактически разрушил их семью, уже нанеся вред этим же детям?
Где логика и элементарное чувство справедливости во внутренних убеждениях российских судей, выносящих такие решения?

Вернемся к истории обратившегося к нам отца. Когда Рамиль Михайлович рассказывал нам о своих мытарствах, даже мы -журналисты, специализирующиеся на освещении межличностных конфликтах, не могли сдержать своего удивления.

Отец рассказал нам, что во время судебного процесса добровольно прошел судебно-медицинскую экспертизу на собственную вменяемость. Судебно-медицинская экспертиза признала его абсолютно здоровым. Вот только нам очень интересно, чем же именно руководствовался судья, направляя проверить на адекватность заслуженного врача-стоматолога, автора многих изобретений в области медицинской техники, научного деятеля с мировым именем, члена-корреспондента Академии медико-технических наук.

Конечно, это полное право компетентных органах убедиться в полной вменяемости того или иного человека, но лично нам как то не встречались «невменяемые» академики. И почему судом уж тогда для объективности не была проверена на вменяемость мать ребенка? В видеорепортаже мы видим членов этой семьи поведение, при беседе с корреспондентом, и предоставляем судить об их адекватности читателю нашего СМИ.
Рамиль Михайлович после происходивших с ним за эти два года событий, из-за явно-неадекватного поведения бывшей жены и ее родственников, он всерьез опасается каких- либо провокаций.
К огромному сожалению, аналогичные опасения среди разлученных с ребенком родителей вполне обоснованы. Ведь, если рассматривать судебную практику по происходящим конфликтам, то видно, что очень многие отцы попадают под осуждение по статье 115,116 и 119 Уголовного кодекса РФ.
Причем, если внимательно рассматривать эти дела, видно, что очень часто суды России штампуют договора разведенным отцам, основываясь на такой сомнительно доказательной базе, как показания бывшей жены и ее родственников или иных лиц, часто прямо заинтересованных в осуждении отца.
О какой объективности и непредвзятости судебного разбирательства может идти речь в таких случаях, если показания против отца дают лица заинтересованные в его осуждении, которые почти всегда влечет за собой либо лишение или ограничение в родительских правах. А это крайне выгодно неадекватному родителю, в распоряжении которого находится ребенок.

Ведь не смотря на огромное общественное возмущение, комитет по делам семьи, материнства и детства Госдумы под руководством депутата Мизулиной, протаскивает законы об ужесточении ответственности за нарушения порядка уплаты алиментов, но абсолютно безответственно отказывается законодательно регламентировать порядок и возможность контроля алиментоплательщика, трат и расходов алиментополучателем перечисленных средств. Ответственный родитель, содержащий ребенка, вынужден просто отдавать деньги второму родителю, вообще не имея возможности узнать и проверить: куда именно тратятся перечисляемые им на нужды его ребенка деньги.
По-своему опыту журналиста, изучающего тематику брачного аферизма и пост семейных конфликтов, я могу сказать с полной уверенностью, что в примерно 60% случаях перечисляемые денежные суммы тратятся алиментополучателем куда угодно, но только не на нужды ребенка, которому собственно и предназначены эти, платящиеся его родителем — деньги.

До детей во многих случаях доходит лишь малая часть этих денег. Социальный паразитизм на бывших супругах предусмотрительными хабалками — очень распространенное в России и Европе явление.

На наш взгляд, данную проблему можно было бы разрешить законодательным путем, введя обязательность полноценного брачного договора, регламентирующего все аспекты брака, дающего возможность определить виновника развала семьи. Ведь в нынешнее время в институте семьи царит полная безответственность, разве это нормально, когда семьи разваливаются, уничтожается мораль общества, страдают дети, а в итоге — виновных нет?

Однако снова вернемся к рассказу Рамиля Гизатулина. По просьбе Рамиля Михайловича, журналисты Ажур-D журнала сопровождали Рамиля Михайловича в качестве наблюдателей, и присутствовали при некоторых событиях. В частности, на заседании комиссии по делам несовершеннолетних муниципалитета района Крылатское, а также при нескольких попытках увидеть сына согласно графику порядка общения, установленного судом. Мы говорили со специалистами опеки, которые также обеспокоены сложившейся ситуацией. На заседании комиссии журналисты успели пообщаться с бывшей женой Гизатулина Рамиля Михайловича. Мы были очень поражены этим разговором. Бывшие жена и теща с лютой ненавистью, не обращая внимания ни на какие напоминания о решениях суда, выводах экспертиз, аспектов необходимости воспитания, аргументов специалистов опеки, поливали бывшего мужа и зятя грязью, делая особый упор на то, что оказывается врач и академик, с их слов, является неадекватным сумасшедшим.
Ни о каких заключениях экспертиз, ни о каких аргументах специалистов опеки, бывшие родственники слышать просто не хотели. Не удивительно, что по приезду Рамиля Михайловича к месту жительства ребенка, (во исполнение решения суда) бывшие родственники воодушевленно и изобретательно поливали через закрытую дверь словесной грязью уже не только отца, но еще и журналистов, осмелившихся не разделять их точку зрения.

Вполне возможно имеет все основания версия Рамиля Михайловича, что злобные чувства бывших родственников умело подогреваются со стороны лицами, нацелившимися завладеть квартирой данной семьи. Такие случаи не редкость в практике. Очень часто конфликтные ситуации используют квартирные махинаторы, которые умелым психологическим манипулированием над неадекватными людьми, понуждают их влезать в долги, за которые они могут расплатиться лишь продажей жилища на условиях махинаторов. В деле Рамиля Гизатуллина представителем его бывшей жены Шарофеевой Г.Р. выступает некто Черкасова, имеющая немалый опыт работы психологом и ранее связанная по своему роду деятельности со спецслужбами. Само поведение Черкасовой, кстати, вызывает очень много вопросов, так ей была избита свидетельница, подтвердившая в КДН Муниципалитета «Крылатское» сообщения Рамиля Гизатуллина

В результате данных событий Рамиль Гизатуллин не видит своего ребенка уже более трех лет. Отец не знает что с его сыном, не имеет данных о его здоровье. Более того полученные отцом в детской поликлинике данные просто шокировали и его и тех, кого отец ознакомил с ними. В медицинской карте ребенка обнаружилась распечатка кардиограммы, которую якобы провели Марату Гиззатуллину. Мало того что со слов Рамиля Михайловича: посмотревший данную распечатку опытный кардиолог уверенно заявил что данная кардиограмма делалась ребенку в возрасте 13-14 лет, так еще и на данном документе мы с изумлением обнаружили дату его составления. Данный документ, описывающий состояние здоровья 4-хлетнего ребенка, датирован 1998 годом. То есть данная кардиограмма была проведена кому-то за 9 лет до рождения обследуемого ребенка. По обращении Гизатуллина в Росздравнадзор, чиновники спустили ее ниже, фактически тем, чьи действия обжалуются, в результате — очередная чиновничья отписка.
А недавно вся семья Шарофеевых вместе с несовершеннолетним Маратом Гизатуллиным просто исчезла с места жительства. Судя тем кускам материалов дел, с которыми удалось ознакомиться Гизатуллину (так как полностью показать материалы должностные лица ОВД «Крылатское» ему отказываются), с февраля 2012 года никто из должностных лиц, не видел ни Шарофеевых, ни Марата Гизатуллина живыми.
Неизвестность о судьбе, о здоровье и самой жизни ребенка вынуждает Рамиля Михайловича обращаться с просьбами о помощи в муниципальные, административные и правоохранительные органы. А в ответ он получает наглые отписки должностных лиц. Служба судебных приставов бездействует, не обеспечивая выполнение судебного решения и не разыскивая ребенка. Вообще на тему халатного отношения к своим обязанностям службы ФСССП мы писали уже неоднократно, в частности в статье «Ты — пристав или переодетый клоун». Ответа от ФССП и прокуратуры редакция кстати до сих пор не получила. Когда Гизатуллин обращался в ОВД с заявлением о розыске своего ребенка, в ответ он получает отказ, со ссылкой на показания именно Черкасовой, несмотря на то, что в своих заявлениях Рамиль Михайлович прямо указывает на возможность заинтересованности и причастности Черкасовой к исчезновению своего несовершеннолетнего сына Марата Гизатуллина.

Недавно этой проблемой заинтересовался общероссийский телеканал ОРТ. http://www.1tv.ru/sprojects_utro_video/si33/p48046

Рамиль Михайлович смог обратится к российскому обществу. Его коллеги — академики готовят открытое обращение к Президенту России по данной ситуации. Мы также будем продолжать свое журналистское освещение данной ситуации, и следить за дальнейшими событиями. Просим должностных лиц административных и правоохранительных органов считать данную статью и видеорепортажи официальным обращением по сложившейся ситуацией с неизвестно куда исчезнувшим ребенком. Мы публикуем здесь по просьбе Рамиля Михайловича фотографию его сына и просим всех кому известно его местонахождение сообщить об этом в редакцию журнала Доминант.

Также мы искренне желаем Рамилю Михайловичу Гизатуллину поскорее увидеть своего сына живым и здоровым.

_______________________________________________________

Георгий   Алпатов
Роман  Бережнюк
Евгения   Золотцева
Андрей Бугаев

Leave A Comment!

Сгенерирована за: 0,872 Запросов к БД: 97 Потребление памяти: 32.02MB